О смысле жизни

По-видимому, философы и мыслители - последнее чем оскудеет русская земля, есть чем гордиться. Вот, читаю Веллера и радуюсь. Великим при жизни назвать неловко (тем более, что у него и бороды-то нет), но как минимум это действительно выдающийся мыслитель. Отмечу для памяти из его последнего выступления на ЭМ.

"..Вот прекрасный вопрос… сейчас мы начнем со смысла жизни: «Скажите, пожалуйста, в чем смысл жизни любого человека?... Cмыслом жизни – я сам суть излагаю – принято называть ощущение и осознание свое причастности к какому-то делу или процессу, большему, чем ты сам, более ценному, чем твоя индивидуальная жизнь и судьба, делу, безусловно, благому, безусловно, необходимому и делающему лучше жизнь очень многих людей, и даже это дело может делать жизнь этих людей счастливой. Вот, когда ты осознаешь, что ты к этому причастен, что твоя жизнь – это капля в той реке, которая катится ко всеобщему счастью массы людей, и когда люди вдруг, вспомнив тебя через тысячу лет, скажут: «Черт возьми, спасибо ему!», а хоть и не вспомнят, то будут тысячи и тысячи таких, как ты, и без тысячи таких, как ты тысяч, ни фига бы хорошего дальше не было – вот это всё мы и называем смыслом жизни. Ищет человек смысл жизни потому, что в человеке заложен социальный инстинкт, человеку потребно подстегнуть свое индивидуальное существование к существованию группы, социума, народа, страны – вот инстинктивно потребно. И вот он начинает мучится и искать смысл жизни. ... в общем и целом смысл в том, чтобы на пределе своих сил делать самое большое, на что ты способен, зная, что это самое большое имеет огромное значение для массы людей... "

"А суть, мне представляется, длинного рассказал «Долги» в том, что мы живы до тех пор, пока мы связаны социальными и всеми прочими связями с другими людьми; до тех пор, пока ты людям должен – каждый из нас кому-то по жизни должен – ты жив. Когда ты не должен никому, когда ты раздал долги всем, когда твое существование стало самоценным и завершенным – жизнь твоя кончилась, и тебя в общем и целом нет. Связи нарушены. Все мы бы должны кому-то – не нужно об этом забывать. Никогда всех долгов людям не раздашь. Есть еще Бог в конце концов, который тебя создал."

"Из Пушкина. Накануне годовщины: «Тебе придется иметь дело с людьми, которых ты не знаешь. С самого начала думай о них самое плохое, что только можно вообразить: ты не слишком сильно ошибешься». Много лет назад одна прекрасная писательница — она с нами, она жива, дай ей Бог сто двадцать лет, она еще отлично себя чувствует и выглядит – дала мне интересный совет, когда я тыкался в одно незнакомое, для себя новое тогда издательство. Она мне сказала: «Миша, думайте о них все самое плохое и говорите им в лицо все самое хорошее, и вы не ошибетесь». Этот совет можно подать любому, кто суется в политику, любому, кто суется в бизнес, потому что жизнь наша учит людей большой осмотрительности, что и я вам всегда советую."

Мы и Америка

Экономист, директор Института национальной модели экономики Виталий Найшуль беседует с независимым аналитиком, автором «Полит.ру» Василием Измайловым о судьбе России.

Россия снова проходит через потрясения. Каковы особенности нынешнего момента?

Давайте поговорим о том, как в нашей стране видят мир и чего хотят в этом мире добиться. У всех: и власти, и оппозиции – в голове одна картинка: есть развитые страны, занимающие почетные места и менее развитые (отсталые) страны, занимающие места похуже. Считая Россию почти развитой страной, все желают ей доразвиться и войти в круг цивилизованных народов. Другое, не менее сильное желание – быть независимыми. И, надо прямо сказать, 500 лет Россия, даже оставаясь в одних трусах, эту независимость себе обеспечивала. Притом что много народов, в том числе и цивилизованных, не могут этим похвастаться. Но для нас это – норма. Однако совместить развитие и независимость сегодня очень трудно.

Откуда у нас такая сильная тяга к независимости?


Это старая история. После падение Византии на Руси возникло два видения произошедшей катастрофы. Одно – наступил конец света, не тот, когда волосы дыбом, а христианский конец света. Второе – уже известная в Византии идея «движущегося Рима», вечного, потому что в него записался при рождении Христос, адаптировалась к нашим условиям в концепцию «Москва – Третий Рим». Дальнейшим ее осмыслением стало «Московское царство – оплот Православия». Что такое оплот? Посмотрите у Даля, оплот – это забор. Соответственно, мы получили забор и охрану этого забора. А внутри забора мы получили общество правдоискателей, которое идеи интересуют больше действительности. Дэн Сяопин говорил, что не важно, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей. Здесь все наоборот, ловля мышей не важна, а цвет кошки обязателен.

Грандиозные обязанности дают и грандиозные силы. Ощущение миссии дает энергию. Как материнство – женщина с самоотверженностью ухаживает за ребенком. Или вспоминается рассказ знаменитого американского терапевта о немедицинских факторах лечения. Там были две замечательные мысли. Одна: если больному не становится лучше уже от разговора с врачом, он не врач. Другая в истории про раввина: врач по осени предрек ему быструю смерть, а тот с достоинством ответил: «этого не может быть, потому что я весной должен отслужить пасхальную службу!» – выжил, отслужил, и только после этого скончался. Истории про мать и раввина демонстрируют силу, возникающую от ощущения миссии.

Что такое оплот, который не боится никого? Это Армия, которая никому не по зубам, на которую ничего не жалко. Кстати, Армия – единственный российский полностью конкурентоспособный модернизированный общенациональный институт на протяжении последних трех веков. У нас есть много институтов, которые заявляют, что они ого-го какие, но такую проверку не проходят. А реальный институт, который кровью и потом доказал свою конкурентоспособность – это Армия. Притом Армия адаптирована не к субкультуре, а к общей культуре, вовлекает все слои населения. И, обратите внимание, как мы жалеем людей, вынужденных менять место жительство в поисках работы, но совершенно не жалеем военного, которого служба гоняет по стране! Это дальний обезличенный порядок (extendedorder по Хайеку) – признак модернизированного института.

А теперь давайте перейдем к современному сюжету.

В последние полвека в мире наблюдается резкое снижение стоимости транспортировки и связи. Теперь, где бы не находился экономический ресурс, его можно вовлечь в мировое производство. Мир превратился в один завод, соответственно, увеличился масштаб производства и углубилась специализация.

Есть такое понятие – «страновая специализация». Кто-то умеет делать что-то лучше других. Итальянцы моделируют одежду, американские негры поют блюзы и так далее.


Но может быть специализацию и другого рода. Что есть на большом заводе? Заводоуправление. Инструментальные цеха, где «рабочая аристократия» – мастера своего дела – делают оснастку. Поточные цеха массового производства. Внешние поставщики сырья.

Такая же специализация наблюдается в современном мире. Роль «заводоуправления» выполняют США. Роль «рабочей аристократии» – Западная Европа, Япония и другие страны высокой производственной культуры. «Поточные цеха», «ватники» – это Китай и другие новые индустриальные страны. И, наконец, есть «сырьевые придатки» – внешние поставщики легко заменяемых ресурсов. Какая мне разница, откуда нефть?

Саудовская Аравия, Россия…

Конечно. Они поставляют однородные «биржевые товары»: углеводороды, металлы… Заводу все равно, кто их произвел.

А кто вне завода?

Везде есть местные, не вовлеченные в общезаводскую жизнь «кустарные производства». И есть «изгои», которых на завод не пускают – сегодня это КНДР и Иран. И еще «безработные», которым на заводе не нашлось места – это условная Африка. Им выдают пособия по безработице через международные организации и частную филантропию.

Почему эта картина важна для нас?

Наша мечта – стать технологически продвинутыми, мощными и независимыми. Для этого мы хотим из «сырьевого придатка» попасть в «ватники», а, может быть, даже в «рабочую аристократию». Но чем выше квалификация, тем меньше свободы и независимости! Самые независимые – «изгои», за ними следуют «сырьевые придатки», потом идут «ватники», а самые зависимые – «рабочая аристократия», которая, как известно из литературы, является главной подпевалой начальства.


Нам кажется, что американцы давят именно наши лапы и покушаются именно на нашу независимость, но я упомяну три истории, которые показывают, что мы еще не самые большие жертвы.

Была глупая американская затея – вторжение в Ирак, Франция ее не поддержала. Американцы страшно обиделись. КАК?! Начальник попросил подсобить, а подчиненный ему: «а я не хочу». Как это «не хочу?!» Все же вместе работаем!

Вот Швейцария, которая была вынуждена отменить свою многовековую банковскую тайну. Или немецкий «Сименс», вынужденный заплатить американцам огромный штраф за взятки, которые он давал: нет, не в США, а в России (!). Почему? Все приличные компании имеют листинг на Нью-Йоркской бирже, и, следовательно, попадают под американское законодательство. Швейцарским банкам объяснили, что они могут и дальше хранить свою банковскую тайну, но придется уйти с Нью-Йоркской биржи, и они сникли. А обжегшийся «Сименс» стал флагманом борьбы с коррупцией во всем мире.

Ну а следующая группа?

Они свободнее. От них не требуют быть подпевалами. Если «рабочая аристократия» – члены орвелловской внутренней партии, то они – «пролы», «ватники». От них не ждут вовлеченности, от них ждут труда: «работайте, товарищи». И мы не видим примеров, когда «пролы-ватники» мешают «заводоуправлению».

«Сырьевые придатки»?

Они еще свободнее. Ты поставляй и делай, что хочешь, даже играй в политику в своем корыте, если это не вызывает неудобств у завода. Такую роль Саудовская Аравия играет в арабском мире, мы в СНГ. Но могут и попереть, как Ливию.

И, наконец, «изгои»…

Они получают удовольствие оттого, что плюют на Америку, или, по выражению Галича, «посылают начальство в задницу». Но их убивают два закона экономики: «разделения труда» и «сравнительного преимущества». Их мелкие рынки и импортозамещение не работают. Латинская Америка играла в игры с импортозамещением с катастрофическими последствиями, а Чили, наоборот, полностью открывшая экономику при Пиночете, попала в «рабочую аристократию», став недавно членом OECD. Да что Латинская Америка! Благосостояние США упало бы разы, если бы они поставили забор вокруг себя и стали производить все сами!


Лидеры стран БРИКС
Отсюда ошибка нашей внешней политики. Никакого многополярного мира не существует. Это убаюкивающая сказка. Мы, вообразив себя полюсом, решили задействовать профсоюз ватников – БРИКС и столкнуть «рабочую аристократию» с начальством. Не получилось. Все заводские с удовольствием перемывают косточки начальству. Многие его не любят. Но с утра они на работе. А рабочая аристократия еще и ходит на «спевку».

Вот такая всемирная картинка, а теперь я хотел бы отдельно рассказать, как устроено заводоуправление.

Это называется «поднимаемся на второй этаж».

Интересно, что свою роль заводоуправления США ощущают как некую новизну. Америка была страной квалифицированных рабочих, сборщиков, слесарей, мастеров и так далее. Вдруг оказывается, что все это уплыло или уплывает куда-то. Еще много всего осталось, есть даже целевые программы типа «Вернем производство назад в Америку», но сам факт того, что приходится об этом думать, показывает, что естественные потоки идут в другом направлении.

А вот если посмотреть на то, что живет полной жизнью и растет без всякой помощи, то мы увидим полный набор функций нормального заводоуправления. Конструкторское бюро, юридический отдел, администрация, финансы, служба безопасности и буфет!

Буфет – это огромный сектор обслуживания в США. Работники заводоуправления должны есть, отдыхать и так далее, и поэтому их надо обслуживать.

…Заводоуправление тянет на себе социалку.

Да, отлично сказано. А теперь речь пойдет о подразделении, обеспечивающем конкурентное преимущество Америки. Это ее конструкторское бюро. И вот здесь – очень важная вещь. На самом деле не технические изобретения являются уникальным продуктом США. Много где можно изобрести невиданную технику. Уникальным продуктом США, их ноу-хау являются социализированные инновации, причем в любой сфере человеческой деятельности. Вопрос не в том, чтобы сделать изобретение – техническое, управленческое, финансовое, а в том, чтобы сделать изобретение, которое люди подхватят и понесут. Новый продукт сначала вписывается в американский социум – огромный рынок и по покупателям, и по деньгам – и набирает там силу. А дальше как готовый эффективный экономический образец он распространяется по миру.


А с ним приходят два явления, разрушительно действующие на принимающие страны. Во-первых, образец социально вписан в США, но не вписан в другие страны. И там он ломает, модифицирует социальную жизнь. А во-вторых, он тянет за собой деловую инфраструктуру: стандарты, финансы, право. И они тоже требует социальных изменений.

Эти проблемы характерны для всех принимающих стран. Даже близкая Америке по духу Западная Европа пытается отложить неприятные социальные инновации до последнего момента. То, что в Америке пусть и напряженно, но органично хлещет через край и потому дешево, в других странах делается скачками через болезненную ломку и потому дорого. Что и обеспечивает постоянное конкурентное преимущество США над остальным миром.

Надо понимать, что заполнившие мир американские инновации составляют лишь вершину айсберга непрерывных внутренних изменений в США. Американское общество консервативно в религиозном и правовом отношении, а во всем остальном – инновационно: в Америке удобно идти и неудобно стоять. И этим США сильно отличаются от всех других стран, в том числе от Западной Европы.

А «юридический отдел заводоуправления» занят тем, чтобы сделать деловые отношения удобными, чтобы колесики быстрее крутились. И власть его распространяется далеко за территориальные пределы США. Достаточно сказать, что любые трансакции в долларах попадают под американское законодательство.

И последнее, о «службе безопасности». Ее задача – сделать Америку самым сильным парнем на деревне. Это нужно и для обороны самих США, и для пресечения беспорядков на заводе.

Почему же с таким порядком смирились остальные страны? Во-первых, он работает, и на заводе «хорошо платят». Во-вторых, как говорили в Госплане СССР, «лучше один плохой начальник, чем два хороших».

Можно привести еще две метафоры относительно роли США в современном мире. Это как Москва и провинциальная Россия, как ледокол и караван судов во льдах.

Что это все означает для нас?

Впервые за пятисотлетнюю историю мы не можем отсидеться за забором. Теперь независимая Россия – или заводоуправление, или изгой. А о том, что делать в такой ситуации, давайте поговорим в отдельной беседе.

Спасибо, Виталий Аркадьевич.

Умница Радзиховский

О.Чиж Одна из последних обсуждаемых новостей и в выходные, это история со сходом 15 января, который должен пройти по мнении ее организаторов в день решения по процессу Алексея Навального. И сначала были заблокированы страницы в Фейсбуке. Теперь выясняется, что Фейсбук и Твиттер не будут блокировать страницы с информацией об этом мероприятии. Но вот один из самых популярных комментариев на эту тему в социальных сетях – мол, власть испугалась. Но, честно говоря, на прошлой неделе была пресс-конференция президента – как-то нет никакого ощущения страха.




То, что власть испугалась Навального – вот это совершенно очевидно


Л.Радзиховский Но тогда же еще не было объявлено о сборе, вот Путин и не испугался. Потом прошел сбор – он и испугался. Если бы он сейчас проводил пресс-конференцию, может быть, он вообще из-под стола вел со страха, мы же не знаем. Мне трудно понять Путина, особенно в течение последнего года. Если бы, как говорится, директором был я, если бы я был на месте Путина, я бы едва ли испугался такого сбора, но моя храбрость широко известна, может быть, его храбрость менее известна. Я не вижу причин, во всяком случае, для власти бояться такого сбора. Сколько на него соберется людей – тысяч 5-6?

О.Чиж Вот сейчас, если верить информации о тех, кто отметил себя как собравшийся прийти, там последнее, что я видела, было около 23 тысяч, возможно, сейчас уже больше.

Л.Радзиховский Это много, да. Но ведь еще неизвестно, сколько реально из них придет. А, где это будет сбор-то?

О.Чиж Собираются на Манежной площади.

Л.Радзиховский А им разрешили?

О.Чиж Дело в том, что пока, как указывают организаторы, пока еще невозможно сказать, разрешили или нет, потому что еще пока не согласовывали, пока есть время на это.

Л.Радзиховский Трудно сказать, не знаю, испугалась власть или не испугалась, но то, что власть испугалась Навального – вот это совершенно очевидно, и в общем, довольно странно. Может быть,они чего знают, чего мы не знаем, потому что трудно понять, чего они так передрейфили. Приговор 15-го числа, насколько я понимаю – я не юрист – в любом случае, Навальному светит реальный срок. Там, как я понимаю, три возможности. Первое: ему дадут реальный срок, допустим, лет 5. Второе: ему дадут условный срок, но два условных (у него уже есть условный), второй условный срок – это уже реальный срок.

Значит, чтобы он не получил реальный срок, его должны в суде торжественно оправдать и сказать, что чист есть, аки непорочная лилия. Но едва ли они устраивают всю эту комедию, чтобы подтвердить в глазах избирателей Навального, в глазах поклонников Навального, что он ни в чем не виноват, ну если они совсем с ума не сошли, что тоже исключить нельзя, конечно,но все-таки это пока что не очень вероятно. Значит, выбор остается один из двух: или сразу впаяют реальный срок и все, или впаяют условный, который в ситуации уже имеющегося условного, превращается в реальный, так или иначе, реальный срок. Зачем им это надо, я понять не в состоянии.

О.Чиж Зачем нужен срок, вы имеете в виду?

Л.Радзиховский Да. Зачем надо судить Навального и давать ему срок? Зачем это делать 15 января? Если не считать версии, что Путин опять всех переиграл, и таким способом готовит себе преемника в лице Навального. Делают - как Ахматова говорила: «какую биографию делают…» - делают ему героическую биографию с тем, чтобы потом уйти, и Навальный, как народный герой, пришел бы на его место.

О.Чиж Ну это прямо политический детектив такой, серьезный.

Л.Радзиховский Да, да. Пришел на его место и помнил, кому он обязан всем. Вот как Путин всем обязан Собчаку и Ельцину, так Навальный будет обязан всем Путину, который таким хитрым способом готовит себе преемника. Вот если отбросить такого рода конспирологические безумства, то значит, власть его боится. Боится. Чего она боится, опять же понять трудно. Ну, может быть,они исходят из того, что ситуация будет настолько фиговая в следующем году, настолько страна будет, по их понятиям, похожа на баллон с газом, что любой человек-спичка, как Навальный способен спровоцировать взрыв.




Я бы не поставил на уход Путина в следующем году, потому что не совсем понятно, куда ему, собственно, уходить


В принципе это ведь единственная, не бог весть какая, но единственная хитрость, единственно удачный, действительно правильный политический ход Путина – зачищать с запасом в триста процентов все политическое пространство так, чтобы там не было ни одной потенциально опасной для него фигуры, то есть относительно независимой, относительно энергичной, и хотя бы потенциально, которая бы могла претендовать на власть. Если все кругом зачищено, нет ни людей, ни организаций, то, соответственно, в виду отсутствия конкурентов, за отсутствием соперников победа присуждается тому, кто вышел на ринг.

До сих пор эта тактика была успешная, главное, до сих пор это была единственная тактика и стратегия Путина, от которой он никогда не отступался. Все потенциально опасные люди или отправляются в тюрьму, или оплевываются, осмеиваются и превращаются в чучел гороховых или встраиваются и становятся абсолютно лояльными винтиками и вообще исчезают где-то с горизонта. По этой логике, такой тотально выстроенной системы, логично посадить Навального, хотя еще раз повторю: последнее время его активность настолько невелика и он как-то стал мало заметен, что вроде бы бояться его на сегодняшний день нечего. Но прогноз, видим, делают такой, что будет настолько плохо, что он может стать опасен. Но береженого бог бережет, не береженого конвой стережет – вот, видимо, по этой логике.

О.Чиж Если говорить о результатах такой зачистки, вас здесь спрашивают наши слушатели: «Чем закончится сход 15 января?» Гадать, наверное, все же бессмысленно, но вы уже упомянули этот момент, что неизвестно, сколько на самом деле придет. Вот с момента последних очень крупных акций прошло больше полутора лет. Много, чего изменилось. Сейчас объективно тысячи людей-то могут выйти на улицу, десятки тысяч?

Л.Радзиховский Почему с момента последних акций прошло полтора года?

О.Чиж Я меряю, скажем,от весны, 12-го года.

Л.Радзиховский Почему? Я вот был на демонстрациях, которые были летом этого года. Они были огромные. Там, по-моему, было гораздо больше людей, чем в 12-м году. Там официально насчитали, как всегда, полтора человека, но реально там было огромное количество людей. Я думаю, кстати, что эти демонстрации, которые были летом, имели определенный эффект –может быть, мне так приятно думать, - потому что я там был.Они имели определенный эффект, потому что они показали, что многие люди категорически против расширения войны на Украине. Наверное, и без этого ее бы не стали расширять, но это был дополнительный аргумент, что не стоит этого делать.

А демонстрации 12-го года тоже имели эффект – эффект бумеранга. Они неадекватно напугали власть, и вот отчасти поэтому мы имеем то, что имеем. Что касается этого самого схода 15 января – ну, что из этого может выйти? Толпа штурмом возьмет здание суда и вынесет Навального на руках и так далее… в годовщину киевского Майдана? Естественно, ничего этого не будет. Ну люди постоят, покажут друг другу, что вот «смог ты выйти на площадь?», «смог ты выйти на площадь в тот назначенный час?» Ну смог. Смог, постоял - на людей посмотрел, себя показал – ушел. А, что будет дальше – это будет зависеть от цен, от курса доллара, а гораздо в большей степени от общей политической ситуации. Но опять же в условиях более-менее стрёмной политической ситуации Путин делает совершенно правильно,выбивая потенциальных организаторов.

О.Чиж Леонид Радзиховский и его особое мнение. Продолжим через несколько минут.

РЕКЛАМА

О.Чиж 17 часов и 20 минут, это особое мнение Леонида Радзиховского. Напомню телефон для sms: +7 (985) 970 45 45. Получается, что этот самый сход 15 января, в день объявленного решения по процессу Алексея Навального станет, как вы говорите, днем, когда люди выйдут, посмотрят друг на друга и в основном просто протестируют, есть ли еще единомышленники рядом.

Л.Радзиховский Кроме того, я думаю, что здесь еще один очень важный момент – это несомненно крайне нужная лично Навальному психологическая поддержка, потому что, конечно, колотится как рыба об лет или, как он там в свое речи сказал, об стол, и видеть, что вокруг тишина: никто абсолютно тебя не поддерживает, всем на тебя наплевать и чего ты тут безумствуешь один в пустой комнате – это все-таки совсем тяжело. Поэтому я думаю, что если он увидит, узнает, что там были тысячи людей, то это даст ему кислород какой-то.

В общем, они с «кислородными подушками» придут, и для Навального лично и для его близких, для его ближайших сотрудников они, конечно, эту коллективную психотерапию сделают и для друг для друга, конечно. Когда люди приходят, они всегда делают друг для друга психотерапию. Но, думаю, что ему она, очевидно, важнее, чем всем остальным. Он же ведь в тюрьму, видимо, садится.

О.Чиж Вы до того, как мы прервались, сказали, что вообще, что будет дальше зависит не просто от того выйдут люди, не выйдут люди, а вообще от некоторых экономических факторов: валюты, соцвыплат и так далее…

Л.Радзиховский Оригинальная точка зрения, свежая и необычная. "Особое мнение" – не зря передача называется "Особое мнение".

О.Чиж Особое мнение, конечно, особое. Дело в том, что под конец года, видимо посмотрев на итоги уходящего года, британская букмекерская контора, она даже так радикально начала принимать ставки на то, покинет ли свой пост Владимир Путин до конца следующего года. И как бы там маленькая вероятность – 1 к 16-ти, но тем не менее.



Китаю не нужна Российская империя, она нужна только как поставщик нефти и газа


Л.Радзиховский Тем больше можно выиграть.

О.Чиж Да. Ведь кто-то все равно ставит. Вы, вообще, как думаете, какая-то вероятность такая существует или все-таки это какой-то фантасмагорический сценарий?

Л.Радзиховский Я бы не поставил на уход Путина в следующем году, потому что не совсем понятно, куда ему, собственно, уходить. Если бы Путин ушел в 2008 году, то он бы ушел самым успешным и самым любимым правителем России за весь 20-й и, боюсь, за весь будущий 21-й век, но уж за 20-й – точно, а может, из-за 19-й; не самым великим, потому что в России были такие правители как Ленин, Сталин и так далее, но безусловно, самым любимым и самым успешным. Путин 2008 года – это образец невероятного успеха. Он бы ушел на той стадии в сказке «О рыбаке и рыбке», когда она вольная царица. Но он остался - и последовал финал сказки: «Не хочу быть волною царицей, а желаю Крыма и быть владычицей морскою», - и сказка по своей логике раскручивается до конца.

И его неуход в 2008 году, между прочим, лишний раз доказывает, что два срока – это вполне достаточно; и президентов после двух сроков надо менять, нравятся они или не нравятся, хорошие они президенты или плохие, но надо их через два срока менять. И ему было бы лучше, и стране было бы лучше, и миру было бы лучше – всем было бы лучше. Но он не ушел – случилось то, что случилось.

Ну и вот вторая половина его царствования пошла, еще раз повторяю, по той же самой логике той же самой сказке, но уже по завершению этой сказки. А сейчас, я думаю, по доброй воле он не уйдет. Если уж он в 2008 году, будучи на вершине успеха и уходя победителем – победителем во всем: победителем экономическим, победителем моральным – произносил речи с трибуны, бросал в лицо западным лидерам… и что-то – как там? – «ходили вы по комнате и что-то нервное в лицо бросали мне» - ходил в Мюнхене по комнате и бросал им в лицо, а они только утирались, отдувались и утирались – вот если он в качестве лидера не ушел, но, насколько я понимаю характер Путина, уйти побежденным, уйти как капитулировать; уйти, разбив свой миф в дребезги, то есть уйти, совершив моральное самоубийство – ну, я думаю, что для Путина это практически невозможно. Или, по крайней мере, это должны быть настолько ужасные обстоятельства, настолько катастрофическая ситуация, причем катастрофическая вовсе не экономически, а катастрофическая политически, катастрофическая морально; а уж с учетом его последних крайне громких и пышных заявлений катастрофическая сакрально, катастрофическая религиозно, в общем, эсхатологическая ситуация. Не хочу приводить примеры таких эсхатологических катастроф, при которых уходили другие единоличные лидеры, но, в общем, это должно быть нечто исключительное. Я в такой исключительный вариант пока что не особенно верю про 2015 год, следовательно никуда он не уйдет.

О.Чиж Но если бы в 2008 году все сложилось так, как вы описали, тогда бы это был не Владимир Путин, который присоединил Крым, и не Владимир Путин, который провел Олимпиаду. Если уж подводить итоги уходящего года, то это, в общем, два таких ярких события, который согласно различным опросам популярности ему добавили, еще как добавили.

Л.Радзиховский Понимаете, в чем дело. Ведь можно, если сильно хочется, написать стихи. Есенин, что сделал? Перерезал себе вену и стал писать кровью, правильно? Вот присоединить Крым ради популярности – это действо того же порядка. Поджечь свой дом ради того, чтобы погреть руки. Греет руки на пожаре своего дома – это абсолютно безумная акция, впрочем вполне логичная, надо сказать правду. Безумная она со всех точек зрения. Ну, например, потому, что Россия сделал то, чего, вообще говоря, никто не делает в мире уже много-много десятков лет, то есть порвала, подписанный ею официальный межгосударственный договор. У нас об этом никогда не говорят, 99% населения вообще не подозревают о существовании этого договора, потому что по телевизору забыли рассказать.

По телевизору иногда что-то мычат сквозь зубы про какой-то там Будапештский меморандум. Ну чего такое меморандум? Дерьма-пирога. А между тем есть официальный договор между Россией и Украиной о дружбе, ратифицированный Государственной думой России, ратифицированный Советом Федерации России. Долго его не ратифицировали, долго его не подписывали именно потому что гундели про Крым. Лужков гундел, Затулин гундел, кто только не гундел, но, в конце концов, подписали, ратифицировали. И во второй статье этого договора черным по белому написано, что высокие договаривающиеся стороны уважают территориальную целостность друг друга и признают границы нерушимыми. Россия этот договор порвала, при этом формально из него не вышла, то есть совершила абсолютнейшее клятвопреступление международного масштаба.

Таких действий давненько не было в мире. И, когда большие патриоты говорят: «Да подумаешь, фигня какая, все нарушают договора» - пусть они приведут пример, чтобы страна А гарантировала территориальную целостность страны Б согласно договору о дружбе между ними, и не нарушая этот договор вторглась в страну Б и оттяпала у нее кусок территории. Боюсь, такого примера они не назовут, страшно даже сравнивать, с какого года. Не хочется даже говорить, кто в мировой истории в крайне грубой и циничной форме попрал договор о дружбе и не разрывая официально договора, вторгся на чужую территорию. Но это только одна сторона этого странного дела с Крымом. Это было мало того, что клятвопреступление, это было абсолютно экономически бессмысленное клятвопреступление, это было гибельно политически клятвопреступление. Россия пошла против всего Запада, всей Европы. Все Европа идет в ногу, одна Россия марширует в ногу – прямо по Украине. Это испорченные на поколения отношения с Украиной.

О.Чиж Леонид Радзиховский. Продолжим через несколько минут.

НОВОСТИ

О.Чиж17 часов и 34 минуты. Это программа "Особое мнение". Особое мнение, я напомню, представляет Леонид Радзиховский. Можно писать нам sms, задавать вопросы. Телефон для sms: +7 (985) 970 45 45. Илья спрашивает: «С Западом рассорились, устроили прецедент мирового масштаба, взяли еще один дотационный регион. В чем логика?» Он имеет в виду, что до перерыва вы сказали, что в целом при нарушении договоренностей, при глобальных последствиях это был логичный шаг.

Л.Радзиховский Да. Единственно еще - просто хочу закончить эту мысль – единственно, в чем счастье не изменило Путину - это то, что операция «Новороссия» провалилась. Это действительно единственный успех Путина, потому что если бы, как планировали, видимо, в Кремле, удалось захватить юго-восток Украины, то это была бы, конечно, катастроф значительно большего масштаба для России.

О.Чиж А вы уверены в том, что первоначально план был довести дело до конца?

Слушатель Судя по тому, как бесновалось телевидение, а кроме того трудно себе представить людей, которые преследуют цель захватить три избранных района Донецкой области, окопаться и сидеть там. Ну и что этот мешок угля, что с ним делать? По-видимому, одно из двух: или не захватывай три района или освобождай, или помогай освободить; короче говоря: или не мельтеши ради 3-4 районов Донецкой и Луганской области или уж захватывай как минимум весь юго-восток.

Более того, еще невероятно повезло Путину, что произошла украинская революция, и что скинули Януковича. Потому что, если бы безумные планы по созданию Таможенного союза состоялись и Украину удалось бы в эти планы втянуть, то действительно у нас бы не было санкций со стороны Запада, но сейчас Россия была бы вынуждена расплачиваться за провалы украинской экономики. Крах украинской экономики сейчас Западу стоит 15 миллиардов Евро плюс Порошенко просит еще 17 миллиардов евро, чтобы Украина избежала дефолта. Сейчас он это просит у Запада. В случае, если бы безумный Таможенный союз состоялся, те же самые просьбы были бы обращены, естественно, не к Западу, а к России.




Единственно, в чем счастье не изменило Путину - это то, что операция «Новороссия» провалилась


Такой был бы синергетический эффект, о котором так много говорили великие экономические экономисты, включая академика Глазьева. И каким образом Россия могла бы, заключив Таможенный союз, эту хрустальную мечту Путина, не дать денег Украине, точно так же непонятно, как непонятно, каким образом она могла бы дать денег Украине. То есть Таможенный союз – это был капкан, менее, может быть,трагичный капкан, чем тот капкан, в который Россия с удовольствием влезла, ломая стенки этого капкана в реальности, но тоже капкан.

Теперь, почему все это было логично? Потому что вся безумная российская политика, геополитика, идеологическая политика шла к этому. Нельзя много лет без конца болтать, болтать, болтать и ничем за базар не ответить. Вся российская политика уже много лет, собственно, с момента 2-го прихода Путина, она сводится к бесконечному разжиганию совершенно иррациональной безумной американофобии: «Америка за все ответит», к рассказам о своей, далее не расшифровываемой фантастической духовности, и к геополитическому звону. Весь этот звон – как вот ночью холодильник начинает работать громко, но непонятно, о чем.

Если это и безумие, то в нем есть своя последовательность. Последовательность эта такая: Россия ставит уникальный эксперимент на относительность времени. Она пытается в 21-м веке перевести часы на 19-й век. Самодержавная, рентно-сырьевая, живущая территориями и аннексиями, страна – это политика 19-го века, которая была очень хороша в 19-м веке, хотя силенок на нее у России все равно не хватает, но тогда это было хотя бы понятно. В 21-м веке это чистое безумие. Это все равно как сесть в карету цугом, надеть боярскую шапку и в таком виде приехать на заседание ООН, например. Но эта бесконечная поездка в карете цугом в боярской шапке не может все время ходить по кругу. Рано или поздно, за базар надо ответить. И Россия ответила за базар, в общем, минимально: захватив Крым, увязнув в Донецке, она пыталась…

О.Чиж Это минимально?

Л.Радзиховский Конечно, минимально. Я еще раз повторю: если бы захватили юго-восток Украины, это была бы катастрофическая расплата. Если бы удалось присоединить Украины к Таможенному союзу, это была бы менее кровавая расплата. Хотя, в конце концов, это бы все равно спровоцировало на Украине ту же самую революцию, потому что экономический крах бы наступил на Украине. Поддержать 30 миллиардами евро Россия все равно бы не смогла, недовольство населения было бы.

То есть политика России, она в принципе тупиковая, потому что нельзя сломать время. Вот эта атака Дон-Кихота с копьем наперевес на интернет, на мобильные телефоны, на компьютеры, то есть атака с шашкой наголо в стиле 19-го века на 21-й век, она обречена. Против времени, против этого лома нет приема. А Россия пытается. Почему пытается? Потому что для того, чтобы сохранить в нерушимости самодержавную власть и всю систему самодержавной власти, вы вынуждены воевать против времени. Вы выбрали самого слабого противника для этой войны – Украину. И, конечно, вы бы легко покорили и разбили вне всякого сомнения, но зацепив Украину, вы зацепили всю современную политическую, экономическую и так далее системы, вы бросили вызов всему современному укладу. Вы перевели свои ручные часы и часы на кремлевской башне на два века назад, но перевести все мировые часы вы не можете. Это было предопределено. Сохранение феодально-самодержавной системы – феодальной в экономике и в социальных отношениях, и самодержавной в политических – неизбежно вело к острому конфликту с 21-м веком. Конфликт произошел.

О.Чиж Вот в этом конфликте с 21-м веком и в определенном противостоянии, видимо точно, с миром, у нас были вроде как надежные друзья: Казахстан и Белоруссия. Вот теперь вас просят прокомментировать визиты президентов Белоруссии и Казахстана в Киев, потому что есть уже различные теории относительно того, что вроде как бы и эти «партнеры», как любят говорить наши политики, они как бы пытаются немножко дистанцироваться по украинскому вопросу.

Л.Радзиховский Я не думаю, что они куда-то от России денутся, потому что тут любовь с интересом: сам погибай, а вассалу денег давай. Я не думаю, что Россия откажется торгово-экономических выгодных,очень выгодных для Казахстана и Белоруссии отношений. Поэтому я думаю, что Россия продолжит в той или иной форме поддерживать эти братские режимы. Но братские режимы несомненно, во-первых, бегут с тонущего корабля – это очевидно, а во-вторых, всячески демонстрируют, что они не вассалы. Как получать деньги в той или иной форме – дешевый газ и так далее – так вассалы, а как проводить политическую линию – извини, подвинься: «мы абсолютно независимые, плевать мы на вас хотели, и ни о какой вассальной зависимости речи не идет. У нас режимы тоже авторитарные, самодержавные и так далее. В этой части мы – Белоруссия, Казахстан, как и все остальные страны СНГ, живем в 19-м веке, а вот в плане вассальных отношений – извини, подвинься – тут мы сторонники 21-го века».

Но Россию постиг гораздо более ужасный удар, чем от какой-то там Белоруссии и Казахстана: главная ставка, неубиенная ставка на Китай оказалась битой. И вот это, действительно, как говорит Путин, геополитическая катастрофа. То есть геополитическая катастрофа – это, естественно, Крым и Донецк, но психологическая катастрофа – это Китай. Россия не получает денег от Китая.

У России долгов на 700 миллиардов долларов. В основном это долги корпораций, государственный долг очень маленький у России. Долги корпораций огромные. Санкции означают, что западные банки денег давать не будут. Но ведь есть китайские банки, огромный неубиенный китайский финансовый рынок. Так вот на 700 миллиардов долга России за этот год Китай нам дал аж целых 4 миллиарда долларов. Это крайне удивительно, потому что, сейчас, когда Россия психологически слаба, экономически слаба, политически безумно слаба и клянчит денег у Китая, Китай мог бы по дешевке скупить здесь все, что угодно и поставить Россию в положение младшего партнера и действительно вассала. И тот удивительный факт, что Китай этой лакуной не пользуется, на него стоит обратить внимание. Его нельзя объяснить американским давлением. Китайцы плевали на американское давление, и у американцев нет инструментов давить в этом вопросе.

О.Чиж То есть это просто бизнес и ничего личного?

Л.Радзиховский Нет, тут много личного, и это лично заключается, как, мне кажется, в том, что Китаю не нужна Российская империя, она нужна только как поставщик нефти и газа, что они и так имеют, а брать на себя пусть по дешевке, огромные хлопоты, связанные с младшим партнером, Россией, им не нужно. Им просто невыгоден этот партнер, ни геополитически, ни экономически.

Понимаете, вот это наиболее неприятный сюрприз. Они сохраняют вежливые улыбки, они сохраняют с Россией хорошие на словах отношения, но их интерес к более развитым странам. Всеми своими экономическими щупальцами они тянутся к развитым странам. И абсолютно не хотят иметь дело с более отсталой и ненужной им страной. Поставщик сырья – отлично! Нет проблем. Но больше – ничего.

Это примерно, как отношения у России с Таджикистаном. Поставщик рабочей силы – отлично! А больше – извините. Вот этом, может быть, одно из самых тяжелых и неприятных психологических и политических поражений России: мы остались в приятном одиночестве. Вокруг нас группируются такие же архаичные и авторитарные режимы всего СНГ, которые просто нуждаются в русских деньгах, но больше в своей борьбе против 21-го века России о переться как-то не на кого. Еще раз повторяю: политическая система России создана так, что она не ломается: у нее нет противников внутри страны. Поэтому политический кризис возможет только в одном случае: если Путин будет долго и тщательно выращивать себе противников, как это делал Горбачев в 88-90 годах, активно создавать оппозицию…

О.Чиж Как в теплице, видимо, должно происходить.

Л.Радзиховский Да-да, в эфэсбэшной теплице создавать оппозицию, которая потом свалит власть. Сегодня эта власть неуязвима не потому, что ее любят – ее скоро перестанут любить, - она неуязвима потому, что у нее в стране нет ни одной минимально оппонирующей организации. А просто так страна уйти в никуда не может. В этом смысле действительно без Путина, без его власти нет никакой политической системы в России. Она неуязвима, но она будет на самом низком энергетическом уровне, на уровне экономической и социальной энтропии, при этом политическая надстройка неуязвима – вот такая комбинация, по-моему.

О.Чиж Леонид Радзиховский, его особое мнение. Спасибо!

Ни добавить, ни убавить.

Украинская политика Кремля – в национальных интересах России?

Выступая на днях на прокремлевском молодежном форуме «Селигер», Владимир Путин вновь сообщил, что в России есть люди, которые «выступают против национальных интересов России». Но что такое национальные интересы России? Существует ли только одна, правильная, трактовка этих национальных интересов? Означает ли также замечание Путина, что только ему одному известны подлинные национальные интересы России – по самому праву власти? В частности, соответствует ли нынешняя украинская политика Кремля национальным интересам России? Во всем этом есть большие сомнения.

В марте произошло «воссоединение» Крыма с Россией (на самой Украине и на Западе называемое чаще всего «аннексией»). Россия забрала себе часть Украины, хотя до этого во всех двусторонних и многосторонних договорах и соглашениях неизменно признавала Крым частью Украины (все эти договоры и соглашения, кстати, продолжают действовать).

Теперь Москву обвиняют в массированной поддержке сепаратистских образований на востоке Украины – самопровозглашенных Донецкой и Луганской народных республик. В том числе в поставке вооружений, боеприпасов, добровольцев, наемников, советников и даже регулярных войск.

В результате принятого Киевом решения о подавлении вооруженного мятежа на востоке страны (т.н. антитеррористическая операция) уже несколько месяцев идет кровопролитная война, с тысячами жертв, в т.ч. среди мирного населения, и огромными разрушениями. Война, в которой Украина и Запад видят Россию одной из сторон. Долго ли продлится нынешнее перемирие, перерастет ли оно в долгосрочный мир – пока неясно.

Захват чужой территории с применением вооруженных сил (да еще получивших после всего этого ордена и медали), обстрел чужой территории, направление на чужую территорию войск и вооружения, а также засылка «вооруженных банд, групп, иррегулярных сил или наемников» – все это однозначно трактуется как агрессия Резолюцией 3314 Генеральной Ассамблеи ООН от декабря 1974 года. Именно в этом последнее время все чаще обвиняют Россию.

Согласно Конституции России, применение вооруженных сил России за рубежом должно получить санкцию Совета Федерации. В случае конфликта на востоке Украины, если там действительно принимает участие российская армия, такой санкции СФ нет. Что ставит вопрос о возможной ответственности лиц, принимающих решения.

В результате украинского кризиса – самого масштабного за всю постсоветскую историю на всем постсоветском пространстве, обстановка вокруг России кардинально изменилась.

Против России введены экономические санкции. Как и персональные санкции против высшего российского руководства. Ущерб от санкций оценивается в сотни миллиардов долларов, Министерство экономики России ухудшило прогноз экономического развития на ближайшие годы, как и прогноз инфляции, инвестиций, оттока капитала, и так далее.

Введены и расширяются санкции технологического характера. Россию начинают ограничивать в доступе к высоким технологиям в области энергетики, электроники, телекоммуникаций, оборонного производства. Тем самым затрудняется решение задачи инновационной модернизации российской экономики.

Активизировались усилия ЕС – главного торгово-экономического партнера России, по ослаблению зависимости от поставок российских энергоносителей. При том, что деньги европейских потребителей – пока что главный источник валюты и бюджетных доходов России. Отношения России и ЕС сегодня находятся на самой низшей точке за всю постсоветскую историю. Фактически заморожена подготовка нового базового соглашения России и ЕС. Испорчены отношения с главным европейским партнером России – Германией.

Украинское общество консолидировалось – и все больше на антироссийской основе. Общественная поддержка на Украине ассоциации с ЕС и движения в сторону НАТО значительно выросла. Нейтральные Швеция и Финляндия подписали соглашения о военном сотрудничестве с НАТО, а сам альянс ищет возможность расширения своего военного присутствия в Восточной Европе и Прибалтике.

Заработав санкции на Западе, Россия качнулась на восток – в сторону Китая. В поисках новых рынков сбыта и замещающих западные технологии. Однако здесь есть опасность продажи ресурсов Китаю задешево и на невыгодных условиях – как это вынужден делать находящийся под санкциями Иран. Нет в Китае и других незападных странах и тех технологий, которые раньше предоставлял России Запад. Весьма вероятен рост геополитической зависимости России от великого восточного соседа.

Под угрозой теперь и будущее евразийской интеграции и СНГ. Не выйдет ли теперь Украина из СНГ, как это сделала после кризиса 2008 года Грузия? При создании Евразийского экономического союза Казахстан и Белоруссия тщательно вычистили из документов все, что намекало на политическую интеграцию группировки. Их не может не пугать перспектива возможной дальнейшей экспансии Москвы - под лозунгами реинтеграции «русского мира». Недавние резкие заявления Назарбаева показывают, насколько озабочены другие члены ТС экспансией Москвы.

Важно заметить , что все это в корне отличается от задач, поставленных в российских официальных документах, например, в Концепции внешней политики России, утвержденной президентом Путиным совсем недавно - 18 февраля 2013 года.

В Концепции определены главные задачи российской внешней политики: обеспечение безопасности страны, ее авторитета в мире; создание благоприятных условий для динамичного и устойчивого роста экономики; для ее технологической модернизации и перехода на инновационный путь развития; повышения уровня и качества жизни населения; укрепления демократии и прав человека; укрепление всеобщего мира и безопасности на основе соблюдения международного права; «формирование отношений добрососедства с сопредельными государствами, содействие устранению имеющихся и предотвращению возникновения новых очагов напряженности и конфликтов в прилегающих к Российской Федерации регионах» (!)

Также декларируется стремление к развитию двусторонних и многосторонних отношений с другими государствами, в том числе на основе уважения их суверенитета и территориальной целостности, неконфронтационности и предсказуемости российской политики.

Именно так, и вполне справедливо, трактуют национальные интересы России официальные документы Кремля. Однако реальные события идут пока в диаметрально противоположном направлении.

Перпечатаю для памяти

Весной этого года Мария Шубина для другого издания разговаривала с Борисом Дубиным, замечательным социологом, переводчиком, поэтом, нашим постоянным автором и другом редакции, одним из тех немногих, кто обладал сегодня для образованного меньшинства безусловным моральным авторитетом. Тогда этот разговор не был опубликован. Сейчас, через полгода, его актуальность только возросла.

— С каждым днем общество в России все больше раскалывается. События на Украине и в России приводят ко все возрастающей агрессии на любом уровне. Откуда вдруг это взялось?

— Эта ситуация складывалась достаточно долго. Еще в середине 1990-х начался спад первоначального реформаторского импульса — сначала наверху, во власти, а потом в тех слоях, которые раньше воодушевляла идея возможности изменений. И постепенно стали выявляться более привычные для России продержавные ориентиры. Тогда еще очень умеренно, потому что Советский Союз был относительно близок и с ним не хотелось никаких аналогий. Это то, чего Ельцин всерьез хотел и с чем на этом пути у него колебаний, по-моему, не было, — отойти от советского и прийти к чему-то другому. То ли к российскому, которое было до советского, то ли к западному, но точно от советского. В 1993—1994 годах война вбила первый гвоздь, и началось расставание с идеей изменений и возможности какого-то другого пути. Начались поиски — то национальной идеи, то «старых песен о главном». И уже где-нибудь к 1995—1996 годам можно говорить об отказе от эйфории, связанной с перестройкой. Во время выборов поддержка участникам реформ доставалась лишь по инерции. Многие голосовали за Ельцина поперек себя, чтобы как-то спасти ситуацию или какое-то время еще удержать ее в относительно здравом состоянии.

Но кроме идейной, идеологической стороны дела гораздо более серьезные вещи происходили на социальном уровне. Шел процесс все более резкого отрыва верхов от низов, разрыва между молодыми и старыми, между центром страны и всей остальной периферией. Россия — страна гигантской периферии, и это очень серьезное историческое, культурное, социальное, экономическое обстоятельство. После дефолта 1998 года страна была готова к Путину — к тому, кто наведет порядок. Большинство тогда, по опросам ВЦИОМа, а потом Левада-центра, не видело ничего тревожащего в том, из каких кругов и из какой профессии вышел Путин, не видело в КГБ ничего страшного. Советское вообще перестало пугать, а кроме того, всегда существовал миф о том, что КГБ — последнее место, где сохранился порядок. А порядок, конечно, понимался по-советски: субординация, иерархия — другого представления о порядке не было.

Уже на первом и втором путинском сроке (и тем более на третьем, под псевдонимом, и на четвертом) страна превратилась в придаток к телевизору. Тогда исследователи общественного мнения осторожно, между собой, обсуждали, что, вообще говоря, мы изучаем эффект СМИ, а не общественное мнение, о котором не может быть речи. Сформировалось то, что мы тогда, не сговариваясь, начали называть большинством, а уже совсем недавно Кирилл Рогов назвал «сверхбольшинством»: специфическая опора для утвердившегося в стране типа президентства. Это некоторый новый тип массы, он отличается от массы, которую знали классики обществоведческой мысли и которая так пугала Ортегу-и-Гассета и других мыслителей. Сегодня масса рассеяна, она не может действовать в собранном виде как некий субъект, но ее вполне достаточно, чтобы поддержать руководителя. Начиная с маленькой кавказской войны 2008 года стало понятно, что эта виртуальная, рассеянная масса стала на самом деле силой. Когда начинаются реальные события, они готовы поддерживать, и поддержка вырастает до трех четвертей и даже до 80%.



После дефолта страна была готова к Путину — к тому, кто наведет порядок.


Объявленный в 2008 году по всему миру экономический кризис немного задержал развитие ситуации, и процесс сплочения вокруг первого лица замедлился. А во время событий вокруг Крыма оказалось, что буквально за несколько недель ситуацию можно изменить. Это, конечно, возможно только с подготовленным большинством, с фактически зачищенной площадкой оппозиционных СМИ. И судя по тому, как все было проведено уже в военно-политическом смысле, эта операция была разработана достаточно давно и в деталях.

— Но они же не могли подготовиться к тому, что на Украине будет Майдан?

— Почему не могли? При том как они обделались в связи с «оранжевой» революцией 2004 года, было бы очень разумно с их стороны начать готовить такого рода сценарии и готовить их очень технологично, четко. На Украине сработала модель, которая проявилась в 1991 году в России, я ее называю «проигранная победа». Победили — и несколько месяцев власти и элиты не знают, что делать. Украина зависла, а Россия расценила это как момент слабости. Укус змеи произошел именно в этот момент и был, видимо, хорошо подготовлен.



Самая болезненная точка — это самоопределение русского как державного.


На Украине произошла мобилизация всего общества. А в России имел место очень сложный процесс, который недооценили профессионалы, в том числе и я. Такого уровня консолидации вокруг первого лица не было никогда. Никогда не было такого уровня поддержки военных действий и одновременно совершенно иррационального озлобления против всего мира. Не хочу быть пророком, но, может быть, Россия в лице ее сверхбольшинства приняла сегодня историческое решение, которого в истории страны никогда не было. В конце концов, 1917 год никто не выбирал — люди примерялись к обстоятельствам. А сегодня народ выбрал этот путь. За три-четыре недели руководитель страны ухитрился поставить на голову не только российское общество, но и весь мир. Никто не предполагал, что это может произойти в такие сроки, с такой резкостью, при таком уровне поддержки — и замешательства практически всех сил в мире, которые не могут выработать систему ответов.

— Что могло привести к такому эффекту? Стойкость рейтинга Путина? Желание найти этот самый «особый русский путь»?

— Самая болезненная точка — это самоопределение русского как державного. Россия должна быть великой державой, великая держава — это та, которой боятся. Если уважают, тоже неплохо, но лучше, чтобы боялись. Мы с коллегами всегда описывали комплекс «особого пути» России как компенсаторный. С хозяйством плохо, сами ничего всерьез изменить не можем, власти обкрадывают налево и направо — компенсация за эти вещи выражается в поддержке «особого пути», на котором Россия якобы всегда и становилась великой. На самом деле Россия становилась великой именно тогда, когда выходила на общий путь с большей частью мира, находила общие ориентиры. Но компенсаторика побеждает, и в итоге людям нравится, что Россия ухитрилась поставить на голову весь мир. О чем еще может мечтать хулиган во дворе? Чтобы все вокруг боялись. Маленькой репетицией всего этого — гордости, своего пути — была Олимпиада. Она власть очень укрепила.

Ситуация на сегодняшний день мне кажется очень гнилой в социальном смысле, потому что уровень единения большинства все-таки эйфорический и виртуальный. Не надо забывать, что это умственные и словесные игры безответственных людей. Эти 60%, 70%, сколько бы сейчас ни набралось этого сверхбольшинства, — это люди, которые никогда ничего не решали в жизни за пределами своего частного существования, да, кажется, и там мало что у них получалось. Поэтому эти заявления о поддержке, о доверии, одобрении и так далее — это все крики озлобления и эйфория особого момента. Скоро они заметят рост цен, обычно кивали на то, что начальство разворовывает, а теперь придется кивать на Крым.

— Это самое большинство вполне готово подхватить, например, подсказку про «национал-предателей»...

— Требовать расстрела национал-предателей они пока на улицу не выходят. Но главное произошло, настроения большинства очевидны. Конечно, сейчас увольнений будет все больше и больше, и это связано, во-первых, собственно с отношением к Крыму, Российской армии и первому лицу, но шире — с поддержкой неоимперского, неодержавного проекта. И я не исключаю, что приказы к уничтожению будут поступать не сверху, а на гораздо более низких уровнях. Вот МГИМО — они же не постеснялись уже сформулировать причину увольнения профессора Зубова как «антикрымская политика». Она может быть обозначена и по-другому — антиправославная, например. Преподаватель может показаться недостаточно православным, чтобы излагать свой взгляд на историю России.

— Недостаточно русским он может оказаться? В перспективе вы видите почву, например, для антисемитизма?

— Вполне. Антиукраинизм мы уже видим. То, что в России почти не осталось евреев, никогда не мешало антисемитизму: антисемитизм без евреев — это известный исторический феномен, который в самых разных странах был, даже в Великобритании. Поэтому дальше будут делить на чистых и нечистых. Какая-то форма «охоты на ведьм» — не обязательно, повторяю, с самых верхов. И это тоже очень интересный прецедент.



Маленькой репетицией гордости, своего пути была Олимпиада.


Мы догадывались, что в нацистской Германии и в сталинском Советском Союзе не все происходило исключительно под влиянием прямого насилия. Кое-что делалось вполне снизу. И теперь мы понимаем, как это могло происходить, например, в «деле врачей» и с антисемитизмом конца 1940-х — начала 1950-х годов. Здесь многое исходило не сверху, а из самых разных слоев, включая самые донные, самые нижние, которые наконец благодаря сложившейся ситуации получили возможность почти не только открытого, но даже победоносного выхода в публичную сферу. Поэтому, конечно, все эти решения, принятые наверху, принятые посередине и принятые абсолютным большинством населения, повлекут очень серьезные последствия — не только для нас, а для всех, для мира и, наконец, для наших детей, включая еще не рожденных.

— Последствия какого рода?

— Во-первых, предстоит экономический крах. С политическим отрезвлением сложнее, поскольку никакой другой политики, кроме кремлевской, нет, а у культурной общественности — полная растерянность. Самое главное — происходит процесс разложения социума. Раньше мне казалось, что все-таки в России есть какие-то уровни существования коллективного, которые не затронул процесс распада. Но сегодня я думаю, что нет угла, не затронутого этим распадом. Здравые, казалось бы, люди готовы верить совершенно немыслимым глупостям, отстаивать мнение, которое они никогда в жизни не считали своим, впадать в раж, терять голову и способность к критическому мышлению. Не говоря уже о потере человеческой солидарности, желания понять другого. Теоретически мы думали, что это состояние привычности, бессилия, общего неучастия, раздробленности, размазанности, рассеянности будет приводить к гниению и загниванию строя. Но оказалось, что можно быстро перевести его в состояние экстраординарности, очень свойственное России. Чрезвычайность — это мощное орудие власти, которая другими способами не может воздействовать на население.



Никакой другой политики, кроме кремлевской, нет, а у культурной общественности — полная растерянность.


И вот это, собственно, мне кажется самым серьезным. Мы наблюдаем, как Россия вытесняет проблемы, сдвигает, смещает на другие регионы, на других людей, ища в ком-то врагов, а в ком-то — материал, из которого можно лепить все, что нужно. Я думаю, что Украина выплывет из нынешней ситуации, но не уверен, что выплывет Россия. Она — настоящая жертва, причем жертва, которую совершенно не хочется жалеть после того, какой выбор сделала подавляющая часть населения. Так что им самим — нам — распутывать весь клубок проблем и нести всю тяжесть расплаты за принятые сейчас решения.

— Как вы расцениваете сейчас протестную активность конца 2011-го — 2012 года?

— Тогда многие думали, что это начало чего-то. Но это был знак конца. «Последний парад наступает». Его, конечно, можно продлить — вот опять до 60 тысяч вышли на «Марш мира». Но мы вступили в ситуацию, где это не будет иметь никакого значения. А если будет, то очень отдаленное, не сегодня. Само состояние социальной материи оказалось таким, что меры, которые мы принимали для ее сплочения и оздоровления, выглядят лабораторными экспериментами во время эпидемии.

Можно дождаться очередного потепления, можно попробовать сплотиться, но пока нет оснований считать, что это станет на сколько-нибудь устойчивые рельсы и будет пройдена какая-то точка невозврата. И есть все основания думать, что впереди будет существенно хуже для всех.



Я впервые в жизни задумался о том, что, может быть, молодым людям надо уезжать.


— Вы для себя лично какой рецепт выбрали?

— Меня перспектива маргинальности и одиночества не беспокоит — в этом климате я привык жить, для меня это не страшно. Меня беспокоит другое: рвутся связи между людьми, которые были вместе, и между страной и большим миром, которые, казалось, худо-бедно, но за последнюю четверть века начали завязываться.

Я буду продолжать делать то, что я делал, и по возможности вместе с людьми, с которыми я это раньше делал. Но я впервые в жизни задумался о том, что, может быть, молодым людям надо уезжать. Ситуация сильнейшим образом скажется на их жизни — духовной, душевной, умственной, деятельной и будет иметь самые серьезные последствия, от медицинских до гражданских.

Плюсы и минусы от присоединения Крыма

Несколько слов о том, какие вроде бы плюсы и минусы нам несет присоединение (аннексия или возвращение - нужное подчеркнуть) Крыма.

На самом деле, понятно, что проблемы отвоевать Крым у Украины никогда не было. При значительно более боеспособной армии и высокой лояльности населения Крыма к России это можно было сделать в любой из дней, прошедших с 1991 года. Проблема вся была в том, как это сделать не испортив отношения с Украиной, западными странами, постсоветскими соседями и т.п.  Так что, говорить о том, что мы заполучили Крым улучив удачный момент не вполне верно.  Разве что повод кое-какой был, да к счастью удалось обойтись без крови. А все причитающиеся минусы мы получили (получим) по полной программе.

Очевидные минусы:
1) санкции со стороны мирового сообщества, которые негативно повлияют на экономику
2) необходимость вваливать деньги из тощего российского бюджета в депрессивный, полуразваленный украинской властью регион
3) испорченные отношения не только с Украиной, но и со всеми соседями - Казахстан, Белоруссия, Грузия вряд ли когда-нибудь будут теперь чувствовать себя в безопасности
4) очевидно следующее из предыдущего - резкое приближение НАТО к нашим границам
5) философский минус - разжигание ультранационализма среди русских и то, что государство научилось, похоже впаривать населению необходимость войн - даже гражданских и откровенно захватнических.

Очевидные плюсы:
1) решились проблемы с базой флота в Севастополе, а США не сможет теперь сделать там базу НАТО
2) появились перспективы сотрудничества с Китаем по строительству какого-то супер-пупер-мега-порта
3) вполне возможно еще там будут какие-то шельфы, ископаемые и пр. бонусы
4) мы выполнили давние чаяния жителей Крыма вернуться в Россию и спасли их от бандеровцев, а заодно приобрели 2 миллиона дополнительного населения.

Теперь посмотрим подробней. Оказывается, что некоторые плюсы превращаются в минусы и наоборот.

Санкции, которые бы нам предъявили только по поводу Крыма, не ввяжись РФ в глупейшую и провальную авантюру с юго-востоком, в принципе были довольно не велики. Ну да, кое-кому из москвичей не дали больше виз и коммерческих возможностей в Европе и США. Но разве не об этом мечтали все простые россияне? Хватит уже отсылать своих  детей (сперва учиться, а потом конечно уж и жить), хватит вывозить деньги в Америку и Англию. Наворовали - инвестируйте здесь, так оно хоть все равно родине на пользу. Так что это скорей даже был бы плюс.

Деньги на Крым тратить ужасно жалко, можно же было еще один запасной мост на остров Русский зафигачить или провести чемпионат вселенной по гольфу. Но на самом деле надо иногда и ужаться, надо помогать в трудную минуту крымчанам, точно так же, как надо помогать погорельцам или больным детям. Если мы одна нация, то надо уметь сплачиваться и даже затягивать пояса. Это нам всем только на пользу.  Тем более, что развитие региона - инвестиция в будущее, а если там заработает игровая зона (для этого правда нужно сперва все же сделать туда билеты хотя бы дешевле, чем в Турцию, а рейсы чаще), то московский средний класс привезет туда такие бабки, что крымчане офигеют.

Испорченные отношения с соседями? Ну конечно Казахстана вообще вон, как государства не существовало никогда, а площадь исконно русского северного Казахстана, доставшегося им по недоразумению - 20 таких Крымов. Тут база флота, а там - Байконур. А белорусы вообще почти Россия. Так что постсоветским лидерам, не успевшим сдаться в НАТО  есть от чего ворочаться по ночам. Ну, а России, чтобы не растерять оставшихся союзников придется их задабривать льготами, кредитами, скидками на газ. Плохо ли это? Может быть мне одному кажется, что в последнее время отношения с соседями у нас были довольно-таки жлобскими, то мы их потребнадзором пугали, то акции какие-то требовали для наших олигархов... Как-то пошире стоит быть, подушевней. Соседи же. Теперь придется именно такими и быть воленс-ноленс.

Приближение НАТО? Если считать НАТО, в котором состоит почти вся Европа, прямым врагом, то это значит не считать себя частью европейской цивилизации. Вычеркнуть последние триста лет истории. Росси, Пушкина и Ростроповича. Как-то вряд ли. Скорей для народа России, для цивилизованной его части близкое НАТО будет защитой от собственного правительства, которое в очередной раз  сбрендив, может начать строить то ли социальную, то ли национальную утопию, погрузив страну в репрессии и изоляцию. Да пусть уж лучше НАТО поближе.  Понятно, что эти парни отнюдь не альтруисты и будут отжимать экономические бонусы, пользуясь военным преимуществом. Ну так давно пора дипломатию иметь поискусней, хватит нам уже там Чуркиных, надо Головиных да Хитроумовых.
И самое главное - в этой ситуации наконец приходит понимание, что России нужны армия, флот, оборонная промышленность, сельскохозяйственная безопасность. И это вовсе не минус а великолепный плюс!

Ультранационализм. Дрянь полнейшая. Как тараканы повыползали какие-то оголтелые "православнутые", "нашисты-комсомольцы", а крепкие молодые люди проводят митинги с требованием поменять "проамериканскую" конституцию. И этот фарш обратно не запихнешь. Это конечно русская болезнь, то мы мягкотело и раздаем все и своих бросаем, то вдруг ожесточаемся против всего мира и свих же начинаем мочить. Беда. А уж то, что власть обнаружила, что можно нас заставить стрелять друг в друга, достаточно по телику врать пару месяцев про то, что те другие, которые ей не нравятся - фашисты... Беда вдвойне. Журналисты ТВ, которые искажают, подтасовывают, врут - преступники куда хуже и опасней даже чеченских полевых командиров. Их, купленные на премии за хорошую "работу" домики под Москвой, спортивные машинки и туры в Монако густо политы кровью наших пацанов, которые поверив  в "распятых младенцев" поехали мочить "тупых укров", ну и украинских ребят, которых эти же наши постреляли. Эта журналистская шайка - самая страшная для русского впечатлительного и доброго народа, нам всегда особенно опасны такие "бесы", про них еще Достоевский писал.

Теперь о "плюсах".

Флот в Севастополе. Достаточно посмотреть на карту, чтобы понять, что флот там не особенно нужен. Три четверти этой черноморской лужи окружены странами НАТО (а теперь будет еще больше), выход из нее контролируется ими же. Тамошний флот - наша гордость и слава, но практической военной ценности скорей всего почти не имеет. А уж Крым для базы НАТО точно низачем не нужен, что за  бред. Нету короче особого плюса.

Перспективы сотрудничества с Китаем, как и добыча там на всяких шельфах - дело сомнительное в условиях непризнания российского Крыма Европой. Как-то вряд ли Китай там начнет строить порт, а если и начнет, то как обычно нам в убыток. Из Китая друзья точно такие же, как и все китайское - ненадежные.

Насчет чаяний населения... Кто-то разочаруется от временных трудностей, а кто-то и сейчас не рад, судя по отзывам. Тут дело спорное. По вполне мирной жизни в Днепропетровске, нынешней Одессе, Харькове и в прочих русскоязычных регионах вполне понятно, что ничего там всерьез русским не угрожало, во всяком случае тем из них, кто не стал нарочито маршировать с российскими флагами, вооружаться арматурой и лезть в драки с фанатами или татарами. Так что вся эта защита -  самооправдание и довольно слабое. Хотя конечно на референдуме голосовало большинство (85 процентов там или 75, а все равно ясно же, что большинство). Правда  в каждой стране есть районы с большинством инородцев, и ничего - живут себе не отделяясь. Короче, на плюс это слабовато тянет.  Зато почти полтора процента добавки к давно не растущему населению РФ, да еще не за счет мусульман, которые скоро свой Байрам сделают в Москве днем города, а наших - вот это да! Почти все ведь наши нормальные русские люди. Это здорово! Правда, как всегда, все немного портят татары.

ИТОГО.
Реальный минус один - рост ультранационалистских и милитаристких настроений, запуск самой что ни на есть геббельсовской машины пропаганды, которой трудно будет остановиться.
  
Реальных плюсов два - рост численности русского населения России и возможное (впервые за 20 лет) появление у нас современной армии. 

Мне кажется, что так-то плюсы перевешивают.         
Жаль кретинская юго-восточная эпопея все портит.

Почему снова Путин?

Лучше всех сформулировал суть происходящего все же А.Чадаев в своем посте "День сурка". Перепечатаю для памяти.
"Стилистически на субботу расклад такой: мейнстрим – на болоте, фрики – на поклонке. В одном месте – «лучшие люди», о которых будут писать и говорить по обе стороны госграницы, кто уже объявлен символом всего самого лучшего и прогрессивного, что есть в стране – всеми от журнала «Тайм» до В.Ю.Суркова включительно. В другом – какие-то замшелые, винтажные советские интеллигенты, до сих пор бомбящие Берлин, и смешной Вассерман в жилетке с карманами. Эдакая «нинаандреева» образца 2012 года.

Админресурс, чиновная рать, застыла в непонятках — она «душой», идейно и стилистически, всегда хочет быть в мейнстриме, она совершенно такая же, как Капков и Собчак. Но по начальству вынуждена вписываться к фрикам. Её клинит и колбасит — ну какой, к чорту, кургинян? Но вот уже и «сам» вписывается, и теперь хочешь-не хочешь, надо идти… И возникает злостная обида челяди на начальников — «совсем ох...ли». Да уж.

А тем временем тонущая советская атлантида из последних сил идёт на последний бой — а сил-то уже и не осталось, даже последних. Я ходил где-то месяца полтора назад на кургинятник — у меня там «допуск» ещё с 97-го. Старик Ервандыч говорит то же и так же, что и 15 лет назад; и люди у него сидят все те же, что тогда.

Они, эти добрые советские люди, _не_понимают_ и не могут понять, почему «хуй-говно-балтийский флот» системы Кашин это сегодня считается «умное», а они, такие образованные — старьё и «ацтой». Они не понимают, почему бездельники, паразиты и содержанки обоих полов объявляют себя солью земли и все это принимают как должное, а эти бессмысленные существа ещё и диктуют власти и стране своё «дайте две» как единственно возможную правду. Из-за этого система координат выглядит перевёрнутой, причём по чьему-то злостному умыслу.

И эти последние советские романтики бросаются в ржавых доспехах на ветряные молотилки, потрясая прахом Гагарина и битым пенсне Берии. Не понимая сами, насколько клоунами они выглядят в глазах московской публики.

И начисто не видят главного: проблема не в этих бодрых утрениках на мёрзлых московских площадях. Проблема в том, что никто не может объяснить никому, почему снова Путин. Включая самого Путина, увы.

Сахарное болото — никакая не «альтернатива» режиму. Она — симптом и составляющая его же собственной проблемы.

Проблема выглядит так: Путин предлагает в качестве мотива голосовать за себя свои прошлые подвиги и нынешний авторитет, а от него просят образа будущего. Но единственное, что он пока может предложить и предлагает – это повторение настоящего. Тот самый пресловутый «день сурка». И, в точности как герой одноименного фильма, собирательный «культурный герой» площади мучительно ищет ответа на вопрос – кого же, в конце концов, нужно соблазнить и увлечь в койку, чтобы завтра наступило завтра?"